Частный интерьер

Как архитектор я всегда старался избегать работы с частным заказом. Мой неизбежный опыт в этой области показывает, что частный интерьер это на 80% психология и психотерапия, а этими вещами я увлекся только недавно. Но даже учитывая, что создание частного интерьера строится вокруг конкретного человека  (в отличие от общественного, где пользователь коллективный), зыбкость и переменчивость правил, подходов и ожиданий в этой области в России очень велика. И мне кажется вот почему:

В СССР архитекторы решали задачи массового строительства и были напрямую подчинены строителям, а интерьерного дизайна как профессии не существовало. В царское время она была, но с тех пор традиция прервалась. То есть поколение наших родителей (мне 33) было первым поколением после царской России, которое решало задачу строительства своего дома с привлечением профессионалов. (Кстати, офисы и торговые центры тоже заказывались впервые, но это немного другая история). Не было и до сих пор нет никакой традиции. Все изобреталось на ходу. Для сравнения, в США эти же процессы происходят непрерывно много поколений. Дома и квартиры проектировались, декорировались и строились одно, три и пять поколений назад. За это время произошла эволюция и сформировались четкие правила как и что делать, и сколько это стоит. В результате этой эволюции выжили самые эффективные решения, и сегодня процесс создания жилья очень технологичен и похож на выбор по каталогу планировочных и эстетических решений, каждое из которых имеет свою четкую, известную всем цену. Каталог этот очень велик, решения качественные, а правила понятны и клиентам и специалистам. В России же, напротив, в отсутствии такой эволюции (а присвоить чужую невозможно) происходит постоянное изобретение всего в условиях меняющегося рынка, норм и эстетических предпочтений. Как побочный эффект — неуверенность в процессе и ценах и клиентов и профессионалов, попытки невозможным образом сэкономить или завысить цену, просто обмануть и, соответственно, постоянный страх, что это же произойдет и с тобой. В конечном счете это разница между западом и востоком, между apple store и восточным базаром. Профессионализм, фиксированная цена и технология с одной стороны и договора по понятиям, нечеткие цены и бурное творчество, как в сделке, так и в самой работе, с другой. На западе вещи и услуги стоят столько, сколько они стоят, а чем восточней, тем большее значение приобретает торг и более относительными становятся и цены и качество.

Тем не менее,  в процессе работы над частными объектами, жизни и размышлений над спецификой этого жанра, я пришел к следующим трем ключевым принципам (2+1), которые называются «Образ», «Сценарий» и «Воздух»:

Первые две главные составляющие в любом проекте — Образ и Сценарий. Я считаю, что пространство для жизни должно быть честным и осмысленным. Честность относится к образу, а осмысленность к сценарию, т.е. функции. Вот, на мой взгляд, правильный подход к образу и сценарию в жилье.

Образ.
Понятие образа включает в себя стиль, красоту, декор, цвета и детали. Я убежден, что образ диктуется местом и сюжетом. То есть человек выбирает сюжет, в котором будет жить тогда, когда выбирает или покупает место, квартиру или дом. Это и дает тот главный и достаточный импульс, который хороший архитектор и дизайнер считывает и раскрывает потенциал сюжета. Архитектор не спрашивает заказчика, какой стиль ему нравится, а смотрит на то место, с которым надо работать. И если сюжет будет честный, а потенциал раскрыт, то жить в этом месте будет здорово.  Фальшивками заниматься не стоит, а жить в них — тем более. Бывает, что есть несколько ключевых возможностей, тогда можно узнать у заказчика, какая из них нравится больше. Но нечестно делать классический интерьер в панельной многоэтажке или в лофте. Прекрасно жить в классическом интерьере, если это квартира в центре Парижа, в минимализме, если это классное новое здание или частный дом, в кантри, если это дом на большом участке, в сдержанном современном интерьере, если это обычная новостройка, и так далее. Несмотря на личные предпочтения, сюжет места важнее. Если выбрать его верно, поймать его и раскрыть, то образ и места и жизни будет непротиворечивым и гармоничным.

Сценарии.
Понятие сценария включает в себя фунциональное наполнение жилья, исходящее из образа жизни и личных привычек человека. В рамках любого сюжета есть огромное количество возможных сценариев. Функциональная часть это как раз то, что полностью исходит от заказчика. Задача архитектора и дизайнера — слушать, спрашивать и снова слушать. Для того, чтобы сюжет работал для конкретного человека, он должен вмещать все его привычные и возможные сценарии. И если в части образа право решающего голоса должно быть у архитектора (после того, как заказчик выбрал место), то в части функционала — у заказчика. Как он живет, как работает, сколько у него детей, как готовит, как ходит в ванну, как принимает гостей и так далее. (К сожалению, чаще в жизни происходит наоборот — заказчик диктует эстетику, а архитектор функционал.)

Воздух.
Понятие воздуха включает в себя и просторность комнат и высоту потолков, размер окон и вид за ними. Это общее ощущение пространства и объема. Я считаю, что комфортный объем воздуха напрямую связан с объемом внутренней свободы человека. Не с его богатством, успехом, умом или уровнем развития, а только с объемом внутренней свободы. В США, нормой для семьи из двух человек является дом с четырьмя спальнями и просторной гостиной. Советские люди, скованные одной цепью государственного контроля, привыкли к малогабаритным квартирам с потолками 2,50. В Китае, где внутренняя свобода совсем не в ценностях, комфортными считаются еще более компактные условия проживания. В промежутке находится множество вариантов. Конечно, в определенной степени, как размер пространства, так и объем внутренней свободы связан с материальным благополучием. Но только отчасти. Иначе как объяснить подмосковные загородные дома с пятнадцатью комнатами по пятнадцать метров каждая.

Я когда-то проверил свою гипотезу, придумав концепцию «новой роскоши» и рассказав ее разным людям. Суть концепции в трансформации заброшенных заводов в гигантские лофты, где спальня могла быть 2 000 квадратных метров, а гостиная 10 000. По реакциям людей для себя я доказал эту теорию, хотя, конечно, нет градусника, позволяющего измерить уровень чужой внутренней свободы. Интересно, что образ воздуха традиционно связан с идеей свободы, в т.ч. в символике карт Таро.

При этом, я убежден, что компактные пространства могут быть очень удобными, красивыми и комфортными. А иногда, маленькое жилье открывает уникальные возможности и говорит о еще большей внутренней свободе, чем большое. Так, среди молодежи есть тенденция покупать суперкомпактные дома или квартиры, но в очень красивом месте (т.е. простор окружения компенсирует компактность интерьера) и экономить деньги ради путешествий по миру, открывая себе еще большее пространство для жизни.

Резюме:
Процесс создания своего жилья состоит из следующих этапов:
1. Выбор места и сюжета (Заказчик).
2. Раскрытие образа (Архитектор задействует свой вкус и талант, заказчик выбирает, если есть выбор)
3. Проектирование сценариев (Заказчик дает все вводные, архитектор задействует свой профессионализм )

Размер и объем помещений соответствует объему внутренней свободы человека и архитектор не должен навязывать своего видения. Хорошо, когда у архитектора и заказчика эти объемы примерно равны, тогда они говорят на одном языке.

Частный интерьер: 8 комментариев

  1. Слушай, очень интересные мысли! Но вот я до конца не решила для себя согласна ли я с тем, что образ выбирает архитектор. С одной стороны, очень логично, действительно, он лучше знает как создать цельную концепцию и выразить через подходящее направление, стиль всю суть данной локации. Но, с другой, может заказчик всю жизнь мечтал о классическом интерьере, грезил о том, как он будет ходить между колоннами, как древний грек и у как него все будет эпично и антично.)А ему говорят, что так — это плохо и безвкусно, что вот кантри тут будет просто супер, а он о кантри не мечтал совсем. Ну не капельки. Я вот часто думала, ну как тут быть?! Ведь он тоже прав, ему виделся образ свой, пусть пошлый и дурацкий, но в этом ему уютно и хорошо. Хотя тогда получается может быть 2 характера архитектора: кто осуществляет желание заказчика и того второго, который уже для себя решил, что берется только за определенных заказчиков, кот. доверяют архитектору в этом вопросе.

    1. Так если заказчик мечтал о классическом интерьере, то без проблем — строй классическую усадьбу на просторном участке , а если денег мало, то просто подальше от Москвы. Или арендуй/купи особняк в центре старый, например. Ну и еще есть много вариантов. Но не надо делать на 15 этаже панельного многоэтажке — там это не работает, фальшиво получается. То есть тот стиль, какой хочется — заказчик учитывает, когда выбирает место и это я и имел ввиду.
      А то, что есть архитекторы, которые делают работу по настоящему качественно и выбирают заказчиков и есть множество технических архитекторов, которые просто выполняют любой каприз любого заказчика — это факт. И есть много людей, которым первый тип архитектора и не нужен, и они ему не нужны. Это нормально и это, в общем, известное положение дел. Есть художники,личности, а есть просто работники, исполнители. Везде свои преимущества и недостатки. Но я писал, конечно, с позиции первого типа, который, в том числе, выбирает заказчиков. Но и заказчики тогда выбирают именно его не только за умение чертить.

  2. Ага, поняла,в общем, как и везде, каждому есть место под солнцем по его потребностям. Только не совсем поняла: «То есть тот стиль, какой хочется — заказчик учитывает, когда выбирает место». Ведь место заказчик выбирает до архитектора, только если это не загородный дом(ну в смысле, что строительство загородного дома уже сразу попадает к архитектору). Я имею в виду, вот он купил квартиру элитном доме, или это лофт, или в блокированном доме, а потом уже заказывает интерьер.

    1. Тут есть три варианта. Первый — заказчик выбирает квартиру или дом сердцем и тогда, скорее всего, это удачно совпадет с его стилевыми предпочтениями. Второй — можно советоваться о потенциале места с архитектором еще на этапе покупки. Третий вариант — драма. Заказчик выбирает место и объект не прислушиваясь к хочу/не хочу, а прагматически, а потом, несмотря на это, хочет исполнения своей мечты. Это как пойти в школу МВД по протекции родителей и мечтать там стать музыкантом. И тогда архитектор или будет как-бы трубачом в армейском хоре, исполняя каприз заказчика, но изменяя музам, или, если возможно, может попытаться помочь, или должен отказаться. Кстати, в нормальной рыночной ситуации, архитектор отказывается от 40% заказов примерно по этим причинам

  3. Очень интересно и логично. А что вы думаете, Михаил, об интерьерах в новых, но построенных в классической эстетике многоквартирных домах, например Имперский дом, Knightsbridge Private Park? Я думаю их строят как раз для людей, мечтающих о классических интерьерах

    1. Ирина, спасибо за комментарий. Конечно, здания вроде Триумф палас, построенные в неоклассическом стиле, а точнее неоимперском, а еще точнее в неосталинском, рассчитаны на людей, которым близок этот стиль. И классический интерьер внутри или фантазия на тему неосоветского интерьера будут смотреться органично. До определенной степени это можно развить в сторону итальянского футуризма или добавить нотку советского авангарда — стилей предшественников. Это добавит смысловой наполненности. Может быть в конкретной ситуации есть еще какие-то сюжеты, это уже от места зависит. Например оставить чистый бетон стен и минимум перегородок и сделать такой честный вариант оупенспейса в сталинском доме, тоже может быть интересный сюжет, игра с наследием или, даже, эстетический протест. Я мог бы покритиковать в целом эстетическое качество неоклассических московских построек, явно нацеленных на тех, кто мечтает о классике, но предоставляющие все равно эстетически урезанную возможность для этого. Но «городская» куцая классика уже давно стала самостоятельным жанром, в котором я не так много понимаю, так что я воздержусь 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *