Фонтан

Иггдрасиль – Мировое Дерево, интерпретация Мэнли Палмера Холла
Иггдрасиль – Мировое Дерево, интерпретация Мэнли Палмера Холла

В фильме Фонтан самое главное это не процесс просмотра, а попытка осознать и вместить увиденное.

История, рассказанная в фильме имеет очень много общего, архитепически общего, с романом «Мастер и Маргарита» М. Булгакова. Они схожи композицией из трех переплетенных историй, одна из которых это роман, другая это события в реальности, а третья происходит в мистическом пространстве. Обе эти истории опираются на главные библейские сюжеты, только на разные. «Мастер…» — история распятия из нового завета, а Фонтан — история о Древе познания и жизни, грехопадении и изгнании из рая из ветхого завета.  Собственно этот сюжет древнее ветхого завета, это основа самых древних религий. Подробнее про «Мировое дерево» в религиях мира можно прочитать в этой статье. Мастер — это история о жертвенности: и Иешуа, и Маргарита добровольно приносят себя в жертву, Фонтан — о смерти как таковой.

Внутренняя конструкция обоих произведений герметична, парадоксальна в космическом смысле и многомерна. Она напоминает симметричную древнюю головоломку, вырезанную из одного куска камня или дерева. И эта бесшовность этой многомерной истории не укладывается в голове. Эта конструкция кажется слишком сложной и совершенной, что бы быть созданной простым человеком.  Так описана композиция романа Булгакова в вики:

При анализе «Мастера и Маргариты» исследователи обращают внимание на «определённую соразмерность», заложенную в композицию романа. Он состоит из двух частей, в одной из которых различные сюжетные линии «тянутся» к Мастеру, в другой — к Маргарите.

…чёткое распределение «пропорций» по двум половинам произведения: так, если первая часть изобилует вопросами, то во второй читатель получает ответы; в первой участвуют рассказчики, во второй — деятели. Столь же чётко соотносятся между собой злодеяние и возмездие, расставание и встреча, казнь и воскресение.(…)

О строгой симметрии произведения говорит и включение в каждую из частей двух отрывков из романа Мастера (…). Гармония и соразмерность создаются не только за счёт «парных штрихов», но и «через игру повторами» (…).

483e2e2eb2876334cc772da10daК этому можно добавить эффект мягкого перехода от бытовых сцен к главам романа, когда слова из истории про Иешуа перетекают в соседние главы. Эта же сложность и, при этом, внутренняя непротиворечивость, свойственна и Фонтану. И переливы, и симметрия повествования и глубинный характер связи между историями — все такое же. И самое главное — общая основа: прямо влияющий на события в жизни героев древний мистический сюжет (жертвоприношение божьего сына Библии в Мастере и Древо жизни Майя в Фонтане), начинающийся в книге, написанной мастером у Булгакова и «Маргаритой» в Фонтане. Кстати, схожи и персонажи в этих произведениях, только пол их не совпадает. В Фонтане героиня соответствует образу Мастера. Именно она имеет связь с мифом, она пишет роман и примиряется, как и мастер, со смертью. Герой Фонтана соответствует больше булгаковской Маргарите: он не смиряется с бедой, постигшей его вторую половину, борется и жертвует собой, но в конце проходит путь и соединяется с ней в ином мире.

Другие произведения Булгакова, «Роковые яйца», «Собачье сердце», «Морфий» и прочие — написаны всего лишь талантливым советским писателем. И если бы не было бы «Мастера», не было бы и такой славы, не было бы таких музеев. Как их нет у прекрасного писателя Олеши или Пришвина. «Мастер…» написан даже не на один, на два уровня выше. И сложность композиции и уровень библейской истории совершенно иные чем в остальных его текстах. Даже в черновиках мастера, основные правки и варианты были не про главы с Иешуа. Сложно поверить, что это случайность. Так и у Аронофски, другие фильмы — просто крепкие. Что «Ной», что «Черный лебедь», что «Рестлер». Это все линейные истории про упертых людей. В них нет ничего близкого к мистицизму и сложности Фонтана. Интересно было бы вспомнить другие подобные книги или фильмы или музыку с подобной судьбой.

Герой Фонтана объединяет в себе человека, отведавшего от запрещенного древа жизни, человека принесшего бессмертие человечеству и человека вынужденно познавшего таинство смерти. Это противоречие, этот парадокс и приводит его к просветлению. Ведь даже изобретя вакцину он лично остается со смертью в своей жизни и его кармическая задача, на которую ему указывала его жена — принять смерть. И когда он принимает ее, (что символично показано в сцене где он кидается за героиней) — он просветляется. Весь фильм это притча о приятии смерти, это цепь эпизодов, где в каждом следующем герой принимает ее немного больше, пока из отрицания не приходит к просветлению.

Героиня фильма Фонтан олицетворяет женское, чувствование. Она просит со-чувствования и близости, приняв свою смерть еще до того как она к ней пришла. Герой же дает ей не эмпатию а жалость и сожаление, он пытается помочь делом. Но ведь кроме смертности героини, ее физической болезни, которые оказалось невозможно победить, были и ее чувства — одиночество и депрессия.Вот прекрасное видео (или на фб с русскими субтитрами)про разницу между эмпатией и жалостью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *